paul_egorov (paul_egorov) wrote,
paul_egorov
paul_egorov

Categories:

Советское пиво во время 2-ой мировой войны. Часть 2.

Поговорим теперь о пиве и пивзаводах в воюющем СССР. Конечно тема весьма обширная, так что я ограничусь, в основном, положением дел в Ленинграде и Москве. Начну с информации из двух изданий книги Веселова и Шатхана об истории пивоваренной промышленности СССР.

- 1940 г. Производство пива составило 120 млн. дкл (без учета вновь присоединенных территорий). Рост - 12% по сравнению с 1939 и 50% по сравнению с 1913 г.
- Выработка пива в годы Великой Отечественной войны запрещена не была (в отличие от периода 1-ой Мировой войны), но была незначительной.
- Часть предприятий отрасли были переведены на производство сухих дрожжей, сухарей, овощей.
- Часть заводов была эвакуирована в восточные районы страны (но только частично, так как основное оборудование пивзаводов не транспортабельно).
- Для обеспечения пивом возросшего населения на Востоке, были построены 17 небольших пивоваренных заводов местного значения (Челябинск, Магнитогорск, Нижний Тагил, Асбест, Соликамск, Йошкар-Ола и др.).
- В 1945 г. выработка пива составила 39 млн. дкл (треть от 1940 г.).

И приведу из книги таблицу падения производство пива в 1946-м году, по республикам СССР, по отношению к 1940-му году.


Интересно, что часть пивзаводов отрытых в период Великой Отечественной войны размещались в церквях. Так пивоваренный завод в Йошкар-Оле был оборудован в соборе Вознесения Господня. Фотография этого пивзавода сделана эстонским коллекционером пивной атрибутики Лео Сааром, 26 марта 1981 г. В то время он еще работал, видны стоящие "пивовозы".


Пивоваренный завод в Соликамске размещался в соборе Воздвижения Честного Креста Господня. Фотография этого завода сделана мною, 11 июня 2009 г. Пивзавод в то время уже не работал, хотя часть оборудования еще стояла в церкви.


И совсем рядом, в Усолье, в соборе Спаса Преображения, перед самой войной (1940 г.), был открыт Березниковский пивзавод.

Обратимся теперь к архивным документам периода Великой Отечественной войны сохранившихся на пивзаводе имени Степана Разина. В общем комментировать тут нечего, документы говорят сами за себя.


Директорам пивзаводов Вена, Новая Бавария, Степан Разин.
"В соответствии с постановлением Военного совета Ленинградского фронта от 23 сентября 1941 г. за № 00291 Вам предлагается с 23 сентября 1941 года прекратить производство пива. Весь солод, ячмень и другие хлебные продукты имеющиеся на заводе передать Ленинградской заводской конторе "Заготзерно" для размола на муку".
Зам. Председателя исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся Андреенко.


Директору ленинградского пивзавода "Степан Разин" тов. Сосулину.
"На основании распоряжения Зам. Наркома Пищевой промышленности СССР т. Невского от 15.7.42 г. за № 46/14-938 и согласно Правительственного решения, на вашем заводе демонтируется оборудование (см. приложение). Указанное оборудование направляйте первой очередью в количестве 2-х вагонов через г. Молотов на Исетский пивзавод (г. Свердловск).

Начальник Главпиво НКПП СССР Аранов.


Директору Ленпивзавода Степан Разин. т. Сосулину
"Нарком Пищевой Промышленности СССР т. Зотов в соответствии с предложением секретаря ленинградского горкома партии т. Капустина установил вашему заводу на август месяц план выработки продукции для нужд армии:
сухарей - 200 тонн".


Выписка из постановления Военного Совета Ленинградского Фронта № 00410. 19 ноября 1941 года.
"Обязать директоров заводов Гидролизного спирта и имени Степана Разина (т.т. Стуликова и Сосулина) выпускать ежедневно пищевую целлюлозу для хлебопечения … Обязать директора Ленинградского городского треста "Хлебопечения" (т. Смирнов) в соответствии с получаемым от производства количеством пищевой целлюлозы использовать последнюю как примесь для выпечки хлеба".
Хозин, Жданов, Кузнецов.

На 1 декабря 1941 г. в лагерном подвале пивзавода имени Степана Разина, осталось "Жигулевского" пива - 6974 гкл, "Русского" - 1171 гкл, "Московского" - 70 гкл, "Ленинградского" - 15 гкл. Всего 8200 гкл.
Оставшееся пиво в случае прихода фашистов следовало отравить сулемой и частично спустить в канализацию. Спецзадание надлежало выполнить главному пивовару (в то время - Николай Максимович Фендель).
Был разработан "план мероприятий по выводу из строя завода им. Степана Разина".
За время блокады, стоимость уничтоженного, разрушенного и поврежденного имущества пивзавода в денежном выражении составила 22337498 рублей.
27 мая 1944 г. вышел Приказ по главному управлению пивоваренной продукции НКПП СССР № 180 "О возобновлении самостоятельной работы Ленинградского пивзавода "им. Степана Разина".

Следующие документы взяты мною с интернет-сайта БирКульт.


Отчёт о работе партбюро Ленинградского пивоваренного завода "Красная Бавария" за первое полугодие 1942 года.
"В апреле месяце завод имел задание по розливу пива в количестве 9 тысяч гектолитров для выдачи населению к майским праздникам … Первые три месяца отчётного период, когда завод из-за отсутствия электроэнергии находился на простое, часть рабочих пищевых цехов была занята розливом напитков вручную, как бочкового, а также и бутылочного пива, организованного в лагерном подвале".

9 тысяч гкл - это 1 миллион 800 тысяч поллитровых бутылок! То есть не смотря на все трудности блокады, к майским праздникам 1942-го года, постарались обеспечить хотя бы по одной бутылке пива всех ленинградцев.

Блокадные дневники.
Из книги: "Ленинград в осаде: сборник документов о героической обороне Ленинграда в годы Великой Отечественной войне, 1941-1944", сост. А. Р. Дзенискевич (1995 г., Санкт-Петербург, издательство "Лики России"). Отрывки из дневников, в той или иной мере связанные с пивом, размещены также на сайте БирКульта, я приведут отрывок только из одного.


Володе Николаеву, было около 16 лет, когда он начал свой блокадный дневник. Володя не дожил до конца войны совсем чуть-чуть. Его мама сумела выжить и прожила в полном одиночестве до 93 лет в той самой квартире на Васильевском острове, в которой и разворачивались страшные блокадные события, описанные в дневнике ее сына.


"2-12-41 г. вторник
Утром вставши, поевши, отправились все вместе доставать пиво для отца. За ноябрь месяц полагалось получить на наши карточки 6 кружек пива. Да еще тети Маши и бабушкины 6,5 кружек. На Васильевском о-ве нигде не было пива, только на Андреевском рынке работал ларек (было сильный мороз) и большущая очередь около него (человек 75). Встать в очередь это значит простоять до вечера да еще могло не хватить (была одна бочка пива), тогда отец попробовал без очереди получить, да где там, бабье как накинулось на него и ничего не вышло. Отец и командировочную показывал и так и сяк, никак не получилось. Пошли на Петроградскую сторону. Там тоже ларьки не работают. Нашли кое-как на Б. Зелениной ларек который торговал. Очередь человек сто с лишним. Отец к ларьку, не тут то было: не пускают. Отец целый час стоял, просил, умолял. Наконец разозлился стал рвать карточки, тогда народ смилостивился и пропустили. Приехали домой озябшие как черти в 3 часа. Мать сварила обед и с пивом пообедали. Я показал отцу альбомы которые я делал для библиотеки (альбом с карикатурами, со статьями об отечественной войне и об обороне города Ленина). Вечер провели в разговорах".

После освобождения города от блокады пивоварение было возобновлено.
Вот краткий отчет работы завода "Красная Бавария" за I квартал 1944 года.


Производство пива запланировано в объеме 21500 гл., выполнено - 25100 гл. (116,7% к плану).
Прочитав вторую приведенную страницу, можно сделать вывод, что варилось, в основном, "Жигулевское".


Посмотрим теперь, как обстояло дело с пивом в военной Москве.
Вот пивные этикетки московских пивзаводов 1942-го года (в то время, на этикетках часто проставляли дату заказа в типографии, по которой легко можно понять когда эти этикетки отпечатаны). И если их напечатали, то явно чтобы наклеить на бутылки с соответствующим пивом. Как видим, варилось конечно "Жигулевское", но интересно, что на ряду с этим народным пивом, варился и такой дорогой в производстве сорт как "Ленинградское".


В 1941-м году, 549 работников Бадаевского пивзавода (около 50% всего состава предприятия) было мобилизовано в Красную Армию. Во время войны, солодовня завода была уничтожена прямым попаданием бомбы. Ее восстановлением, занимались все послевоенные годы.

Интересна судьба главного пивовара московского пивзавода имени Бадаева военного времени.
Главный пивовар Жигулевского пивзавода Евгений Иванович Буйвит, был арестован по обвинению в шпионаже в пользу Германии в марте 1938 года. В тридцатые годы на заводе работала большая группа немецких специалистов, так что повод для ареста всех с ними как-то связанных найти было нетрудно.
Из дела следовало, что Евгений Иванович Буйвит, по национальности латыш, родился в 1880 году. В его послужном списке значилась работа старшим солодовником, мастером на Калинкинском пивоваренном заводе Петербурга. В свое время Буйвит окончил школу пивоваров в Мюнхене, но полученные в ней знания практически оказались невостребованными. Началась война с Германией, потом гражданская. Лишь летом 1921 года, демобилизовавшись из рядов Красной Армии, член ВКП(б) Е. И. Буйвит получил место главного пивовара петроградского завода "Красная Бавария". По каким-то причинам покидает его и переходит на завод "Стенька Разин".


В феврале 1925 года Евгений Иванович приступил к работе на Жигулевском пивзаводе. В начале тридцатых годов Евгений Иванович остался практически без работы, производство пива в то время сокращалось (из-за первой "антиалкогольной" компании). В 1934 году наркомат пищевой промышленности возглавил А. И. Микоян. Он предпринял шаги по возрождению пивоваренной отрасли. До своего ареста, Евгений Иванович Буйвит часто бывает в Москве, встречается с Микояном.
Освободили Евгения Ивановича в январе 1940 г. Во время войны он был назначен главным пивоваром пивзавода имени Бадаева в Москве. Единственной его просьбой при назначении на должность, была предоставить возможность в любой момент прийти на производство. Просьбу уважили и поселили Евгения Ивановича на Кутузовском проспекте, рядом с пивзаводом.

Раз уж коснулся персоналий, то не менее интересна судьба еще одного главного пивовара Жигулевского завода - Александра Николаевича Касьянова.

Александр Николаевич Касьянов - можно так сказать, потомственный пивовар. Его отец Николай Касьянов, бедняк из вятской деревни Лихачи, вынужден был для приработка пойти на пивзавод в соседнем городке Слободском. В 14 лет, в 1902 году, поступил на этот завод и Александр. Так началась его уникальная, без малого 70-летняя "пивоваренная биография". По рекомендации руководства Слободского пивзавода он был направлен на учебу в первое в России профессиональное учебное заведение - в Петербургскую школу пивоварения имени Сергея Витте, причем в самый первый набор. В 1908 году Александр Касьянов с отличием окончил эту школу, которая приравнивалась к реальному училищу, и, можно сказать, стал одним из первых дипломированных российских пивоваров.
В 20-е годы работал пивоваром и дрожжеваром в Красноярске. В 1937 году из Сибири семья его перебралась в Уфу, где жена могла продолжать учиться в медицинском институте. Но прошло всего несколько месяцев - и Александра Николаевича арестовали прямо на заводе. "Шили" вредительство, но что-то ничего из "шитья" не получилось - выпустили. Как он сам позже вспоминал те же тяжелые дни: "Пиво пить захотели - вот и отпустили".
Продолжал работать главным пивоваром. Во время Великой Отечественной сам попытался попасть добровольцем на фронт. Не пустили - оставили строить в тылу дрожжевой завод. В действующей армии воевал, причём офицером-летчиком, сын Евгений, который впоследствии тоже стал пивоваром.
В Куйбышев семья Касьяновых переехала в 1946 году. И начался для Александра Николаевича привычный режим "восьмичасового" рабочего дня - то есть работы с 8 утра до 8 вечера. А точнее, почти круглосуточной, потому что главный пивовар для завода, что душа для тела. Без души тело мертво, без пивовара завод встанет. В заводских воротах была специальная калитка, ключ от которой имел только он один - чтобы мог попасть на предприятие в любое время суток. Для возрожденного после войны Жигулевского пивоваренного завода "дедушка Касьянов" стал и душой, и сердцем.
Еще при жизни Александра Николаевича Касьянова официально признали главным пивоваром не только в Самаре и области, но и во всей стране: в 1966 году ему, единственному во всей пивоваренной отрасли Советского Союза за все годы ее существования, присвоили звание Героя Социалистического Труда.



Часть 1 - пиво в предвоенном СССР.
Часть 2...
Часть 3 - пиво на оккупированных территориях и Победное пиво.
Ассоциация пивных блогеров
Tags: #пиво, пиво, пиво в СССР, этикетки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments